О повсеместной практике коррупционного оценочного подлога при определении стоимости доходоприносящих товаров

5 лет назад / Оценка

Л.Д. Ревуцкий, к.т.н., с.н.с.
Внештатный эксперт Информационного агентства «ИВИС»
г. Москва

Под оценочным подлогом автор статьи понимает преднамеренную (в редких случаях - неосознанную), антинаучную, корыстную, коррупционную подмену понятий, терминов, показателей, и что наиболее важно, методических подходов и конкретных методов определения стоимости доходоприносящих товаров (активов), в частности, - экономически значимых средних, крупных и крупнейших предприятий, а также их всевозможных объединений, в интересах заказчика оценочной работы, самого оценщика, эксперта отчётов об оценке и руководителя СРОО, в составе которого числится оценщик, но всегда в ущерб государству и обществу.

Самые яркие примеры таких подмен:

- понятие и термин «предприятие» необоснованно приравниваются к понятию и термину «бизнес» (миссия предприятия - производство продукции, работ и/или услуг; миссия бизнеса более всеохватна - производство денежных и моральных доходов, прибыли всеми возможными способами и средствами, не обязательно производственными);

- понятие и термин «стоимость бизнеса» неправомерно считаются эквивалентными понятию и термину «стоимость акций» (см. названия современных учебников, учебных пособий, статей на оценочную тематику);

- понятие, термин и показатель «стоимость предприятия» (стоимость его имущественно-земельного либо земельно-имущественного комплекса) мотивированно ошибочно подменяются понятиями, терминами и показателями стоимости бизнеса либо рыночной капитализации, т.е. стоимостью полного пакета ценных бумаг (акций) предприятия, или же понятием, термином и показателем экономического эффекта инвестиций в создание и обеспечение его хозяйственной деятельности, другими словами, - понятием, термином и показателем ожидаемой общей экономической ценности предприятия от момента её определения до момента завершения срока его полезного использования по назначению;

- доходный методический подход к определению стоимости предприятий необоснованно подменяется доходным методическим подходом к определению ожидаемой общей оставшейся экономической ценности рассматриваемых хозяйственных объектов;

- общеизвестный метод прямой капитализации дохода и его модификация - нормативно-доходный (ресурсный) метод доходного методического подхода к определению стоимости предприятий преднамеренно, безнравственно, если быть до конца честным, мошеннически, безнаказанно подменяется методом дисконтирования денежных доходов (методом ДДП или DCF) доходного методического подхода к определению ожидаемой общей оставшейся экономической ценности, но никак не стоимости такого рода хозяйственных объектов;

- использование, вместо нормализованных, нормативных, нормированных, ресурсных исходных данных для расчёта оценок стоимости оцениваемых предприятий, фактических, зачастую недоброкачественных данных бухгалтерской и экономической отчётности, с помощью которых, как правило, можно существенно искажать результаты определения их стоимости в совершенно недопустимых пределах, безгранично манипулировать величинами получаемых результатов оценки в интересах указанных выше лиц, однако, в подавляющем большинстве случаев - в ущерб всем гражданам страны.

Объективно получается так, что заказчики оценок и остальные участники оценочного процесса, касающегося определения стоимости крупных кусков национального богатства страны, делали до сих пор и продолжают делать всё возможное и невозможное для того, чтобы результаты выполняемых оценок стоимости предприятий-гигантов и их объединений были не только не точными (а с этим даже теоретически ничего поделать нельзя [ 1 ]), но и оставались коррупционными, умышленно недостоверными, не позволяющими принимать экономически обоснованные, эффективные хозяйственные, управленческие решения с учётом интересов всех сторон, участвующих в процессе заказа и выполнения оценочных работ, не забывая при этом о государстве и его гражданах.

Такое положение долго продолжаться не может. Если оценочное сообщество страны не займётся самоочищением и самосовершенствованием, Председателю Следственного Комитета РФ г-ну Бастрыкину А.И. рано или поздно удастся узаконить уголовное преследование всех тех, кто занимается неблаговидными, по сути мошенническими, делами в оценочной деятельности.

Считаем целесообразным относительно подробно рассмотреть вопрос о непригодности метода ДДП (или DCF) для определения стоимости любых доходоприносящих товаров, включая проблемные товары - объекты в виде экономически важных предприятий и их разнообразных объединений.

В нашем представлении проблемными товарами являются экономические объекты, имеющие три или четыре вида хозяйственной ценности: имущественную, социально-экономическую, «бумажную» и инвестиционную, и соответствующие этим ценностям стоимости. При этом они, как правило, не имеют рынков купли-продажи, а, следовательно, рыночной стоимости. Для таких товаров можно определить только так называемую справедливую интервальную стоимость, не имеющую твёрдой однозначной оценки.

Предприятия, в отличие от многих других даже сложных и дорогих товаров, как правило, имеют несколько разных экономических характеристик-показателей, которые люди (в том числе оценщики и чиновники) часто неумышленно (невежды и дилетанты), а иногда преднамеренно (своеобразные профанаторы, фальсификаторы, а то и настоящие мошенники от оценки), обычно в корыстных целях, путают друг с другом, подменяя одни из них другими. Вот эти показатели: инвестиционная ценность (инвестиционная привлекательность), рыночная капитализация, стоимость и цена.

Первые три показателя являются расчётными (по соответствующим формулам), а четвёртый показатель - договорный - результат рыночного торга, т.е. компромисса между продавцом и покупателем такого товара. Второй и третий показатели теоретически должны быть взаимоувязанными друг с другом, но на практике ожидаемой связи между ними, по разным объективным и не объективным причинам, не наблюдается.

Самым подходящим методом определения инвестиционной ценности (инвестиционной привлекательности) проблемных товаров, которая может быть как интегральной (суммарной), так и среднегодовой, является метод ДДП. При использовании этого метода рассчитывают ожидаемый экономический эффект от инвестиций в эти товары за весь оставшийся срок их службы до закрытия (списания). При этом дисконтированию должны подлежать не фактические ожидаемые (как это сплошь и рядом делается сейчас), а ожидаемые нормативные денежные потоки (ДП), генерируемые этими товарами с учётом соответствующих поправок на недополучаемые выгоды, если это обстоятельство имеет место в реальности. Сегодня этот серьёзный момент оценщиками экономического эффекта и экономической эффективности инвестиций в проблемные товары не осознан, и в практике разработки экономических обоснований целесообразности таких инвестиций не учитывается.

Следует отметить, что задачи оценки инвестиционной ценности любых сложноустроенных товаров методом ДДП, к сожалению, достоверных решений не имеют.

Однако, заказная оценка инвестиционной ценности таких товаров не может быть получена без применения метода ДДП и, наоборот, метод ДДП не имеет перспектив существования без заказных оценок величины этого показателя.

Сам собой напрашивается вопрос, почему метод ДДП не позволяет получать достоверные оценки инвестиционной ценности предприятий?

Сегодня никто из нас твёрдо не знает и не может знать, что будет завтра, не говоря уже о том, что будет через год, два, десять и т.д. Прогнозы величины будущих ДДП на прогнозный и тем более - на постпрогнозный периоды календарного времени иначе как беспочвенными фантазиями не назовёшь. Сумма годовых фантазий является гиперболизированной абсурдной фантазией, которая не может и не должна интересовать здравомыслящих людей. За сравнительно продолжительный период времени с любым предприятием может произойти всё что угодно - вплоть до форс-мажорных событий, структурных деформаций и преждевременного закрытия в чьих-то интересах, включая собственника. Возможные экономические кризисы в стране и мире отражаются на рыночной конъюнктуре, влияют на спрос продукции, фактическую и нормативную величину ДП предприятий и их инвестиционную ценность.

Если фактические значения денежных потоков предприятия по каким-то объективным и не объективным причинам равны нулю либо отрицательны, то получается, что инвестиционная ценность такого предприятия также должна быть равна нулю или быть отрицательной. Этот «вывод» не соответствует действительности, так как оцениваемое предприятие, как правило, имеет имущество, земельный участок и, как часто бывает, другие драйверы ценности, имеющие рыночную либо справедливую стоимость и цену.

Любопытное соображение: только что построенное и сданное «под ключ» предприятие по каким-то объективным (или не объективным) причинам год или два не функционирует, законсервировано, т.е. продукцию не производит, работы не выполняет и услуги не оказывает. В этих условиях его денежные потоки - нулевые. Означает ли это, что стоимость такого предприятия, на создание которого затрачены миллиарды денежных средств, в рассматриваемый период простоя равна нулю? Тот, кто согласится с таким выводом (сторонники применения «базового» метода ДДП для определения стоимости объектов промышленности) явно пребывают не в здравом уме.

Как косвенно отмечалось выше, фактические значения будущих ДДП предприятий, в отличие от их нормативных значений, инвестиционную ценность хозяйственных объектов не характеризуют. Они отчётливо демонстрируют только уровень профессионализма (непрофессионализма) управленческой команды оцениваемого объекта, но никак не определяют его стоимость. А управленческую команду предприятия, если она слаба в профессиональном отношении, ничто не мешает укрепить либо поменять.

Существенные недостатки метода ДДП, даже в тех случаях, когда его применение допустимо и необходимо, например, для определения инвестиционной ценности какого то проблемного объекта или для оценки экономической эффективности выдаваемых банками краткосрочных, среднесрочных и особенно долгосрочных кредитов, отмечает кандидат физ-мат. наук В.Н. Тришин в своей публикации [ 2 ].

Основные выдержки из этой публикации приведены ниже:

а) информационная и денежная зависимость обычного «независимого» оценщика (хоть из Большой четвёрки, хоть из малой) от влияния на результаты его оценки собственников, менеджеров и внутренних оценщиков оцениваемого крупного предприятия, готовящих (подтасовывающих) исходные данные (информацию) от предприятия для его оценки с целью получения внешним («независимым») оценщиком нужной им итоговой стоимости (на небольших предприятиях своего внутреннего оценщика, как правило, нет);

б) огромная чувствительность моделей ДДП к изменениям ключевых прогнозируемых параметров (главным образом, это прогнозируемые количество и стоимость выпускаемой продукции, стоимость энергозатрат, комплектующих изделий и пр.);

в) огромная доля труднопрогнозируемой постпрогнозной стоимости (стоимости реверсии) в итоговой оценке стоимости при стандартном прогнозном интервале 5-6 лет, и невозможность разумно предсказать показатели ДДП при увеличении прогнозного интервала свыше 6 лет. В качестве примера см. таблицы к статье О. Шевельковой и Ю. Говорун "Почему так трудно точно оценить стоимость компании" - http://old.vedomosti.ru/smartmoney/article/2007/04/02/2615 (http://litcey.ru/bank/3942/index.html?page=14), в которых приведены расчётные данные из «образцового» отчёта «международной» оценочной компании «Русудит» («Бейкер Тилли Россия») по оценке стоимости промышленной компании, где стоимость реверсии ("предсказанная" стоимость компании через 5 лет), дисконтированная на дату оценки, составляет 84 процента от итоговой стоимости компании. То есть вся оценка в отчёте сводится к голословному установлению стоимости реверсии и наведению тумана с помощью уже малозначимых результатов финансового анализа, прогнозирования на 5-6 лет основных показателей предприятия и т.д.;

г) главнейшие факторы (синергетические эффекты, размеры «карманов» немногих потенциальных покупателей, их возможности по получению дешёвого кредита и т.д.), существенно влияющие на конечную цену торговой сделки, оценщиками не рассматриваются (размеры карманов для покупателей «рыночных» объектов естественно не учитываются, так как покупателей слишком много);

д) невозможность проверки экспертами СРОО достоверности результата оценки стоимости крупного предприятия методом ДДП по бумажному отчету, не имея компьютерных моделей, использованных оценщиком для выполненных расчётов;

е) использование при оценке стоимости предприятий официальных недостоверных статистических данных и прогнозов (отсутствие доступа оценщика к закрытой информации, например, о планах Правительства страны в отношении той или иной крупной компании, о возможности её деприватизации, изменения величины пошлин, регулируемых тарифов на продукцию либо услуги этой компании и т.д.).

Все перечисленные выше факторы исключительно важны при обосновании непригодности метода ДДП для оценки стоимости крупных и крупнейших промышленных предприятий.

Читайте также
  • О недостоверности оценок стоимости предприятий. Что с этим делать?

Не может быть оставлен без внимания последний гвоздь, забиваемый В.Н. Тришиным в гроб метода ДДП в случае его неуместного использования для определения стоимости предприятий.

В статье [3] описаны результаты подстановки реальных данных, вместо прогнозируемых, в компьютерные модели оценки методом ДДП четырёх крупных российских предприятий. Эти оценки и прогнозы выполнялись в 2002-2003 годах оценочными подразделениями так называемой Большой четвёрки крупнейших мировых аудиторско-консалтинговых компаний. Подстановка реально осуществившихся данных, вместо прогнозируемых, в их компьютерные модели 2002-2003 годов, была выполнена мною в конце 2006 года (главным прогнозируемым показателем была цена выпускаемой продукции). Оказалось, что оценщики ошиблись в своих прогнозах цены выпускаемой продукции в конце прогнозного периода примерно на 50-100 процентов, а в их оценке стоимости предприятий в 2002-2003 годах - в 5-6 раз.

Автор приведенных выдержек ошибочно считает, что они относятся к показателям стоимости предприятий, а на самом деле его суждения касаются только показателей их инвестиционной ценности.

Представляется, что указанных выше недостатков метода ДДП вполне достаточно для подтверждения тезиса о том, что оценочные задачи, решаемые с помощью метода ДДП, получить достоверные результаты оценки стоимости оцениваемых активов не позволяют. Вывод, к сожалению, печальный, но справедливый и требует соответствующего реагирования преподавателей оценочных учебных дисциплин и руководителей ОД, и, как следствие, самих оценщиков.

Как это ни странно, между ярыми сторонниками и убеждёнными отвергателями целесообразности применения метода ДДП для оценки стоимости проблемных товаров имеется малочисленная прослойка людей, не имеющих твёрдых позиций и взглядов по этому вопросу, придерживающихся половинчатых решений, бездоказательно утверждая, что в отдельных случаях (например, для малых предприятий) этот метод пригоден для решения упомянутых оценочных задач. К сожалению, к этой прослойке примыкает известный в стране в прошлом, да и в настоящее время, оценщик и эксперт результатов оценки крупных и крупнейших предприятий, самый серьёзный критик недостатков и особенностей этого метода - В.Н. Тришин. Убедить его в неправоте не удаётся, а жаль. Сказываются негативный опыт, приобретенный им во время длительной работы в иностранных оценочных компаниях, и специфика полученного высшего образования.

Многие профессиональные оценщики хорошо знают недостатки этого и других методов оценки ценности, стоимости и рыночной капитализации проблемных товаров, но предпочитают о них не вспоминать, зарабатывая деньги на «хлеб насущный с маслом» путём осознанного лженаучного оценочного подлога.

Не так уж неправ Председатель Следственного Комитета РФ А.И. Бастрыкин, предлагающий ввести уголовную ответственность профессиональных оценщиков (и я добавил бы экспертов результатов оценок) за доказанный оценочный подлог. Соответствующего серьёзного наказания заслуживают и представители профессорско-преподавательского состава страны, занимающихся подготовкой оценщиков и вдалбливающих им в головы научно необоснованные и не подтверждённые на практике псевдознания.

Кстати, в Германии, в которой теория и практика оценочной деятельности отличаются высоким уровнем развития, что признано в мире, никогда не признавали и не признают пригодность метода ДДП для определения стоимости объектов оценки, включая предприятия, и не применяют его для решения таких задач.

Справедливости ради нужно заметить, что использование метода ДДП не по назначению (в частности, для определения стоимости предприятий), т.е. своеобразный оценочный подлог, отнюдь не доморощенное отечественное изобретение. Теория и практика такого подлога привнесены нам в 1992 - 1995 гг. из США, где в то время проходили первоначальную оценочную подготовку - стажировку наши будущие «теоретики», преподаватели оценки и первые руководители единственного тогда в стране Российского общества оценщиков (некоторые из них при власти в самых крупных СРОО и сейчас, уже много лет совмещая должности главных редакторов основных оценочных журналов России). Тогда же появились переводы американских учебников и учебных пособий по оценке стоимости доходоприносящей недвижимости (Дж. Фридман, Г.С. Харрисон, Ш.П. Дж. К. Эккерт и др.). К тому времени практикой оценочного подлога были заражены многие наиболее развитые страны мира, кроме Германии. Насаждению такого подхода активно способствовали крупные западные международные аудиторско-консалтинговые компании со своими оценочными подразделениями, тихой сапой, пользуясь тогдашним моментом нашей временной государственной слабости, пролезшие в Россию и другие страны бывшего социалистического лагеря, практически полностью захватив имеющиеся там рынки аудиторско-консалтинговых и оценочных услуг. Энергично учат наших оценщиков и экспертов оценок оценочному подлогу английская Rics, многие американские аудиторско-консалтинговые и оценочные компании, использующие для прикрытия юрисдикции иных стран - Великобритании, Японии, Голландии и др., а также зарубежные партнёры-участники наших отечественных оценочных фирм, пользующихся для осуществления своей оценочной деятельности иностранным капиталом.

Пока с этими заграничными западными оценочными компаниями и зарубежными «партнёрами» отечественных оценочных фирм у нас не будет покончено, оценочные подлоги из практической деятельности наших оценщиков и сопровождающие их отчёты о проведенной оценочной работе положительные либо отрицательные, если это нужно заказчику оценки, экспертные заключения прикормленных экспертов оценок, т.е. оценочно-экспертизные подлоги, никуда не денутся. Национальная и особенно экономическая безопасность государства находится сегодня и будет находиться в дальнейшем под угрозой соответствующих крупных потерь бюджета страны, которых можно было бы избежать.

Самым ярким примером грандиозного оценочного подлога, который наверняка войдёт в историю нашей страны как крупнейшее мошенничество современности, служит факт оценки стоимости нефтяной компании ТНК-ВР методом ДДП в 2012 - 2013 гг. Стоимость этой компании законспирированным оценщиком, использовавшим упомянутый метод и в 3 - 4 раза преднамеренно завышенные прогнозы будущих цен на нефть, была оценена в 56 млрд. долларов США. По мнению других опытных, продвинутых профессиональных оценщиков она, в олигархических, отнюдь не в государственных и общественных интересах, была завышена, как минимум, в несколько раз. Более подробно об этом случае можно прочитать в публикации [ 2 ], и в материале по электронному адресу:

https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A2%D0%9D%D0%9A-BP

Не менее грандиозным был экспертизный подлог по рассматриваемому оценочному подлогу. Очень хотелось бы знать, какая западная компания из Big.4 (случайно, не E&Y?) оценивала стоимость ТНК-ВР, и кто из экспертов выдал положительное экспертное заключение по представленному отчёту о проведенной оценочной работе (не СРОО РОО?). Просьба к лицам, располагающим достоверной информацией по этому вопросу, поделиться ею с оценочной общественностью.

Методы определения рыночной капитализации предприятий и других проблемных товаров, премий и скидок, в зависимости от размера торгуемых пакетов их ценных бумаг, а также типичные процедуры рыночного торга с целью установления окончательной цены купли-продажи таких объектов, оставлены вне рамок этой статьи, как не требующие особого внимания и обсуждения.

Остаётся только рассмотреть вопрос о пригодности или же непригодности метода дисконтирования ожидаемых ДП предприятий и других проблемных товаров для определения их стоимости.

Для оправдания необходимости и целесообразности применения метода ДДП в целях определения стоимости предприятий и других доходоприносящих товаров, многочисленные последователи (апологеты) этого метода у нас в стране и за её рубежами использовали в прошлом и используют в настоящее время два исторически сложившихся мифа в виде безусловно ложных постулатов:

- как когда-то в 17-м веке утверждал один, не блистающий глубиной и широтой ума (особенно в области экономики) английский поэт, стоимость доходоприносящих товаров равна сумме доходов, которые они могут принести за остающийся период их существования и функционирования вплоть до полного списания;

- «Все активы имеют стоимость. А стоимость - это то, что люди готовы за них заплатить», как утверждает один из совремённых Лондонских судовых брокеров (судовой брокер стоимостью называет цену).

Ох уж эти англичане, вносящие сумятицу в нестойкие умы недостаточно грамотных в профессиональном отношении, мотивированных на лёгкий заработок людей!

Реализация в практике ОД концепции первого мифа привела к разработке и развитию соответствующей формулы для определения стоимости коммерческих товаров, которая приведена ниже:

PV = ?Ci/(1 + i)? + M [ 1/(1 + i)? ], ( 1 )

где

PV - текущая стоимость оцениваемого доходоприносящего актива;

Ci - денежный поток периода t;

i - ставка дисконтирования ДП периода t;

M - стоимость реверсии или остаточная стоимость рассматриваемого актива;

n - число обычно годовых периодов календарного времени до окончательной ликвидации актива.

По существу приведенный выше формулы возникает множество вопросов, особенно по её второму члену:

- что такое показатель М и как его определять?

- почему ставка дисконтирования i одинакова для лет прогнозного и постпрогнозного периодов календарного времени?

- из каких соображений в расчёт показателей PV принимаются фактические значения денежных потоков Ci ?

Принципиальный вопрос: на каких основаниях величина PV называется текущей стоимостью оцениваемого объекта? Без серьёзных обоснований такое представление о стоимости доходоприносящих товаров выглядит очевидной нелепостью, химерой, фикцией.

Первый член рассматриваемой формулы представляет собой сумму прогнозных, а второй - якобы постпрогнозных ДДП, не имеющую никакого отношения к искомой стоимости.

Нетрудно заметить, что в этой формуле нет ни одного элемента, определяющего величину стоимости доходоприносящего товара, отсутствуют научно обоснованные капитализаторы будущих годовых денежных потоков (доходов) и драйверы оцениваемого показателя.

Другими словами, стоимостеобразующие параметры в вышеприведенной формуле отсутствуют. Фактические денежные потоки рассматриваемых категорий товаров таковыми не являются.

Любой здравомыслящий в оценке человек обязательно задастся вопросом: каким образом в формуле ( 1 ) учитываются хотя бы основные драйверы стоимости оцениваемых активов в прогнозный и постпрогнозный периоды календарного времени, в частности, финансовые обязательства, изменения состояния окружающей среды, имущественно-земельные налоги, которые могут меняться в перспективе т.д. Честный ответ на этот вопрос - никак!

В микроэкономике известна простейшая формула, увязывающая тот или иной показатель дохода предприятия (компании, фирмы) с величиной капитальных вложений, затраченных на его строительство и обеспечение функционирования по назначению (Квп).

Вот эта формула:

Квп = Дч/Нэк = ДчСок, ( 2 )

где

Дч - величина нормативного годового чистого дохода предприятия на момент оценки его стоимости;

Нэк - норма эффективности капитальных вложений (в годы советской власти принималась равной 0,12 - 0,15);

Сок - срок окупаемости произведенных капитальных вложений.

Сравнение формул ( 1 ) и ( 2 ) показывает, что у них нет ничего общего, а формула ( 2 ) выглядит более убедительной для решения задач определения стоимости предприятий и других сложноустроенных товаров, хотя и она вовсе не идеальна.

Не следует забывать, что величина показателя Квп является важнейшим стоимостеобразуюущим параметром расчётной формулы, используемой для определения стоимости предприятий методом восстановительной стоимости затратного подхода к решению подобного рода задач.

В формуле ( 1 ) одни неопределённости Ci делятся на другие (1 + i), возведённые в разные степени t и n. В результате производимого расчёта получается ещё большая, фантастическая неопределённость, которая при отсутствии заказной (договорной) оценки оказалась бы легко оспариваемой и ни кем не востребованной.

Любопытно ещё одно небанальное соображение. Предположим, что, несмотря на все приведенные выше аргументы против применения метода ДДП для рассматриваемых целей, принято временное директивное решение о необходимости его практического использования.

В этом случае возникает удивительная ситуация: покупатель, в частности, предприятия, оплачивает его владельцу всю сумму своих будущих ДДП. Возникает закономерный вопрос, зачем покупатель делает такую покупку, которая заведомо не принесёт ему никакого экономического эффекта? Ведь все свои ожидаемые доходы-выгоды он добровольно, заблаговременно отдал бывшему собственнику приобретенного объекта.

Такое явление может наблюдаться только тогда, когда предприятие покупается для того, чтобы сразу его закрыть, с целью избавиться от конкурента и стать монополистом на соответствующем рынке его продукции и услуг. Государству и обществу подобные торговые сделки, как правило, экономически не выгодны, и они должны противодействовать их осуществлению.

Ещё один удивительный момент, показывающий неправомерность использования метода ДДП для определения стоимости доходоприносящих инвестиционных активов.

Сравнение формул для определения экономического эффекта инвестиций и стоимости рассматриваемых активов методом ДДП однозначно показывает, что эти формулы одинаковы. Получается так, что стоимость, в частности, предприятия, и экономический эффект инвестиций в его создание и поддержку функционирования - это суть одно и то же. А это уже очевидный нонсенс, такого не может быть ни при каких условиях. Стоимость активов и экономический эффект инвестиций в их создание - вещи принципиально разные.

Что касается второго мифа и его постулата, то нет смысла останавливаться на его обсуждении в силу очевидной несостоятельности, ложности этого мифа. Во-первых, речь в нём идёт не о стоимости, а о цене таких активов, а во-вторых, разные покупатели могут заплатить за один и тот же коммерческий товар суммы, которые могут отличаться на порядок и больше. Всё зависит от целей приобретения того или иного товара и толщины кошелька покупателя, а также от способов накопления имеющегося у него капитала. Известно, что капитал, нажитый сомнительным путём, ценится меньше капитала, заработанного собственным тяжёлым трудом, т.е. «кровью и потом».

Представляется, что приведенных выше многосторонних обоснований неприменимости метода дисконтирования ожидаемых ДП предприятий для определения их реалистичной, справедливой стоимости, призыву к здравому смыслу, вполне достаточно для того, чтобы раз и навсегда отказаться от этого профанационного, фальшивого, подложного «базового» метода доходного подхода к решению рассматриваемых оценочных задач.

Тому, кто с этим не согласен, предлагается аргументированно опровергнуть все приведенные выше доказательства необходимости существенного ограничения области целесообразного практического применения метода ДДП.

Возникает законный вопрос, почему такой ложный метод определения стоимости предприятий и других проблемных активов, как метод ДДП, оказался столь живучим во времени, получил практически повсеместное применение, будучи принципиально не пригодным для решения указанных выше оценочных задач?

Никаких секретов в этом нет: в сравнении с другими возможными, более корректными методами решения задач оценки стоимости проблемных объектов, например, с нормативно-доходным (ресурсным) методом [ 4 ], он существенно малотрудоёмок и малозатратен (разница может быть в разы), не требует глубоких профессиональных знаний от оценщика и эксперта оценок, а результаты его применения оплачиваются примерно так же, как и результаты оценки, полученные рациональными, но более затратными методами. Встречающиеся случаи компрометирующего оценочное сообщество демпингования некоторыми отечественными оценочными компаниями по заказам на оценку стоимости предприятий, как правило, объясняются применением исключительного по простоте и абсурдности, легковесного метода ДДП при выполнении такой оценочной работы.

Доходит до того, что некоторые оценочные фирмы (в том числе крупные зарубежные) и независимые оценщики при проведении оценочной работы по проблемным товарам в отчётах по результатам полученной оценки приводят только ту её величину, которая установлена лжеметодом ДДП, избегая требуемого существующим законодательством и действующими стандартами оценки использования методов не только доходного, но и затратного, а также, если возможно, и сравнительного (рыночного) подходов. Куда смотрят эксперты таких отчётов - большой вопрос? Здесь явно присутствуют коррупционные моменты или моменты ложно понимаемой защиты «чести мундира».

В последнее время можно наблюдать начало некоторого давно ожидаемого движения в сторону наведения элементарного порядка в экономике страны: постепенно, не так последовательно, как хотелось бы, но всё-таки развёртывается борьба с коррупцией, которая рано или поздно станет успешной, результативной; государство, наконец, осознало необходимость и пытается покончить с безмерной офшоризацией наших крупных корпораций и компаний, их преступным бегством от справедливого налогообложения получаемых доходов; следующей в очереди вполне может стать оценочная деятельность, безусловно нуждающаяся в беспристрастном контроле и совершенствовании при пристальном внимании государства и общества.

Желательно, чтобы государство когда-нибудь занялось экономическими казино, легально действующими под личиной фондовых рынков (бирж). Размеры спекуляций на этих рынках, реальный уровень их управляемости олигархами-кукловодами - весьма внушительны. Например, разброс курсовой стоимости акций Газпрома, за весь период их существования до настоящего времени находился в пределах от 8,55 до 380 руб./шт. С помощью этих рынков неизбежно растёт расслоение населения страны по уровню получаемых доходов. Мы стали одними из лидеров в мире по степени такого расслоения, что может привести к смертельно опасному социальному взрыву в будущем. Не замечать того, что сегодня происходит, как минимум, недальновидно, а как максимум - преступно.

Неизвестно, что будет дальше даже в обозримом будущем, но сегодня отчётливо видно, что методологическая и методическая база оценки стоимости проблемных объектов заметно скудновата. Никто не хочет заниматься задачами её совершенствования. После приведенного выше развенчания метода ДДП, как непригодного для этих целей, на плаву остались только два метода затратного подхода к решению таких задач (метод чистых активов и метод замещения) и один метод доходного подхода (нормативно-доходный или, по другому, ресурсный метод). К сожалению, методы сравнительного (рыночного) подхода для таких задач не подходят: нет развитых рынков купли-продажи подобного рода объектов, нет подходящих объектов-аналогов, нет требующихся в таких случаях объёмов накопленных статистических данных, особенно о ценах сделок.

Недавно нами была предложена и опубликована в Интернете нетрадиционная концепция единого системно-методического подхода к решению задач определении всех видов стоимости предприятий и других проблемных объектов [ 5 ]. К настоящему времени её сторонников пока не очень видно. Однако, надежда на их появление остаётся.

В условиях объективного отсутствия критериев истинности, точности и достоверности для расчетных величин стоимости проблемных товаров, при существующих методах проведения оценочных работ, сколько одновременно будет оценщиков этих товаров, столько будет и результатов их оценки, которые могут значительно отличаться друг от друга, иногда в разы и более. Каждый из полученных таким образом результатов оценки может быть забракован как экспертизой их качества на любом уровне экспертизы (СРОО, Росимущество, конкуренты), так и в арбитражных судах. Тем более, что все знают о повсеместном сегодня существовании коррупционной заказной (договорной) оценки.

Чтобы хоть как-то решить эти проблемы, после долгих размышлений на обозначенные темы, появилось понимание необходимости неотложного создания в нашей стране единого Всероссийского центра государственной оценки и независимой экспертизы стоимости проблемных активов (ЦГОЭСПА) при Правительстве РФ по типу американской компании “BlackRock”. Более подробно эта идея изложена в статье [ 6 ].

Не утверждаю, что государственные оценщики, по сравнению с профессиональными оценщиками существующих оценочных фирм, будут выдавать заказчикам оценочных работ абсолютно достоверные, правдивые результаты оценки проблемных объектов. Принципиальной отличительной особенностью этих результатов является их принимаемая на веру безаппеляционность, т.е. невозможность оспаривания их в арбитражных судах, что экономически очень важно, как для участников сделок купли-продажи таких объектов, так и для соблюдения интересов государства и общества.

Есть основания предполагать, что оценки стоимости проблемных активов, выдаваемые государственными оценщиками, будут более объективными и правдоподобными, хотя бы в силу того, что уровень профессионализма таких оценщиков по стажу работы, по пройденным курсам повышения квалификации и по выбранной специализации, будет существенно выше, чем у рядовых оценщиков.

Остаётся только спросить у компетентных читателей этого материала, достаточно ли им приведенных выше аргументов (оснований) для окончательного решения вопроса о допустимости или же недопустимости применения метода ДДП для определения справедливой стоимости проблемных экономических объектов?

Может быть, найдётся кто-нибудь ещё, кто добавит аргументов в пользу тех или иных взглядов на рассматриваемую тему?

И последнее, пока в оценочной деятельности в стране будут задавать тон выпускники и последователи западной школы оценки (в основном - американской и английской), пока у нас в полную силу будут работать оценочные подразделения большой четвёрки международных аудиторских компаний и крупные отечественные оценочные фирмы с участием иностранного капитала, действующие в сугубо собственных интересах, обычно не совпадающих с интересами страны пребывания, ожидать прогресса в совершенствовании и развитии её методической базы, повышения достоверности выдаваемых оценок стоимости проблемных активов, укрепления экономической безопасности нашего государства, не следует.

Не могу отдельно не упомянуть в этой статье об удивительном положении, сложившемся в вопросах экспертизы отчётов об оценке стоимости предприятий. В наше время ни один уважающий себя и уважаемый коллегами по-настоящему профессиональный, добросовестный эксперт таких отчётов никогда не даст положительное экспертное заключение на проведенную оценочную работу указанной направленности, если:

- при определении стоимости оцениваемого предприятия в качестве метода доходного подхода к решению подобных задач оценщиком был использован метод ДДП, как показано выше, принципиально не пригодный для этой цели;

- для определения стоимости оцениваемого предприятия ни один из двух известных методов затратного подхода к решению подобных задач не применялся;

- неправомерно, не обоснованно использовался метод сравнительного (рыночного) подхода для стоящей перед оценщиком задачи: выбор объектов-аналогов и их количество не соответствуют предъявляемым в настоящее время требованиям к обеспечению достоверности полученной оценки стоимости оцениваемого предприятия;

-в использованном методе доходного подхода оценщик капитализировал фактическое, а не нормализованное значение капитализируемого дохода предприятия (понятно, что если оцениваемое предприятие в расчётном году было загружено на 10,0% своих производственных возможностей, то и оценка его расчётной стоимости при таких обстоятельствах будет во много раз ниже реалистичной стоимости этого объекта);

- вместо показателя стоимости оцениваемого предприятия оценщик определял его рыночную капитализацию или экономический эффект инвестиций в его строительство и обеспечение функционирования по назначению.

Сегодня я не знаю ни одного работающего у нас в стране эксперта отчетов об оценке стоимости предприятий, который бы по долгу своей службы забраковал хотя бы один из представленных ему на экспертизу отчётов по одному либо нескольким из перечисленных выше оснований. Такая ситуация кажется невозможной, но, к большому сожалению, она существует повсеместно и является ярчайшим примером того, как групповщинная (стадная) корысть, в условиях бесконтрольности и безнаказанности со стороны соответствующих органов власти, побеждает нравственные начала в людях в ущерб государству и обществу, их собственным потомкам.

По непонятным мне причинам государство и общество никогда не уделяли и не уделяют должного внимания решению назревших проблем оценки стоимости хотя бы самых крупных объектов национального богатства страны со всеми вытекающими отсюда негативными последствиями. Остаётся только сожалеть по поводу того, что сегодня никто не хочет установления элементарного порядка в оценочной деятельности в России: устранения заказной оценки со стороны заказчиков оценочной работы, недопущения оценочного подлога оценщиками, экспертами качества оценок и руководителями СРОО, прекращения засилья Западных оценочных компаний и отечественных оценочных компаний с иностранным капиталом на рынке оценочных услуг в стране, изгнания с занимаемых должностей представителей пятой и шестой колонн, заимевших «тёплые места» в оценочном сообществе и более высоких инстанциях.

Литература

  1. Ревуцкий Л.Д. О «точности» и достоверности результатов определения справедливой стоимости экономически значимых предприятий. Электронный адрес: https://www.audit-it.ru/articles/appraisal/a109/737541.html
  2. Тришин В.Н. О недостоверности оценок стоимости предприятий. Что с этим делать? - М.: // «Московский оценщик», № 7 - 8 (80 - 81), 2013. С. . В электронном виде. Электронный адрес: https://www.audit-it.ru/articles/appraisal/a109/610686.html
  3. Тришин В.Н. О методе дисконтированных денежных потоков и стандартах оценки. -М.: // Российский оценщик. 2007. №1. стр. 17-18, 23-31; Московский оценщик. 2007. №1. C. 23-37. Электронный адрес: http://www.trishin.ru/left/publishes/about-money/
  4. Ревуцкий Л.Д. Уточнённая формула для определения экономически справедливой рыночной стоимости предприятий. - М.: // «Имущественные отношения в Российской Федерации», № 8, 2011. С. 18 - 23.
  5. Ревуцкий Л.Д. Единый системно-методический подход к оценке всех видов стоимости предприятий. Электронный адрес: https://www.audit-it.ru/articles/appraisal/a108/633333.html
  6. Ревуцкий Л.Д. Государственный подход к решению задач оценки справедливой стоимости предприятий. Электронный адрес: https://www.audit-it.ru/articles/appraisal/a108/623388.html

Все указанные выше и многие другие печатные работы автора размещены в Интернете на сайтах: audit-it.ru, kpilib.ru, appraiser.ru, imperia-a.ru и ряда других.

Ключевые слова: проблемный актив (товар, объект), предприятие, метод ДДП, область применения этого метода, инвестиционная ценность, стоимость, уточнённая формула, критерий истинности, неопределённость оценок, концепция единой системы оценки, государственный подход, ЦГОЭСПА.

Аннотация

В статье приведена аргументация недопустимости применения метода дисконтирования будущих денежных потоков для определения стоимости проблемных объектов, включая экономически значимые предприятия и их разнообразные объединения.

Утверждается, что для таких задач в настоящее время могут быть использованы только метод чистых активов и метод замещения при затратном подходе, а также нормативно-доходный (ресурсный) метод доходного подхода к их решению. Методы сравнительного (рыночного) подхода для рассматриваемых целей не пригодны.

С критических позиций рассмотрена известная формула расчёта искомого показателя «стоимости» методом ДДП.

В целях преодоления серьёзных проблем оценки реалистичной, справедливой стоимости, в частности, крупных и крупнейших предприятий, учёта интересов государства и общества при выполнении такой работы, предлагается создание в стране единого малочисленного Всероссийского Центра государственной оценки и независимой экспертизы результатов определения стоимости подобного рода объектов.

Предлагаемый Центр должен действовать при Правительстве Российской Федерации и выдавать не оспариваемые в арбитражных судах оценки стоимости проблемных экономических единиц.

Январь 2013 г. (с существенными дополнениями и изменениями в октябре-ноябре 2015 г.)

Ревуцкий Леопольд Давидович

e-mail: rev_ld@mail.ru

Назад

Материалы по теме

Другие материалы рубрики

5 лет назад / МФСО

Идеальные формы отчетности по МСФО

5 лет назад / Оценка

Предлагаемый метод определения стоимости крупных предприятий в рамках затратного подхода к решени...

5 лет назад / МФСО

Отчетность меняется в соответствии с международными стандартами

Есть бизнес – задача? Доверьте ее решение нам!

Оставить заявку на бесплатную консультацию.

Заполните указанные ниже поля или позвоните по бесплатному номеру 8 (800) 200 - 33 - 08, чтобы один из наших специалистов мог связаться с Вами и ответить на все вопросы, связанные с оценкой бизнеса или другими нашими услугами. Это абсолютно бесплатно.

Отправляя заполненную форму, я даю своё согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с законом № 152-ФЗ «О персональных данных» от 27.07.2016.